Вторник, 26 Сентября 2017
Языки

Нюрнбергский процесс

    Процесс открылся в здании Дворца юстиции в Нюрнберге 20 ноября 1945 года и длился десять месяцев. Всего было проведено 216 судебных слушаний. Каждая сторона представила доказательства преступлений, совершенных нацистскими преступниками.

    Он был громким, его широко освещала советская и зарубежная пресса, некоторые заседания транслировались по радио на всю страну. Руденко показал себя на процессе настойчивым обвинителем, ярким, красноречивым оратором.

    В конечном итоге прокурор Украинской ССР блестяще справился с трудной задачей. Его участие в Нюрнбергском процессе – ярчайшая страница в его биографии. Роман Андреевич прославился как юрист высочайшей квалификации, человек твердых принципов, великолепный оратор.

    Стиль допроса Руденко отличался наступательностью, в нем превалировала четкая аргументация и убийственная логика преподнесения факта, которую невозможно опровергнуть.

    Характерную деталь привел участник Нюрнбергского процесса Аркадий Полторак. Он писал: «Геринг и его коллеги по скамье с самого начала прибегали к весьма примитивному приёму, для того, чтобы посеять рознь между обвинителями четырех держав. Держась в рамках судебного приличия в отношениях с западными обвинителями, они сразу же пытались подвергнуть обструкции советского прокурора». Как только Руденко начал вступительную речь, Геринг и Гесс демонстративно сняли наушники. Но продолжалось это недолго. Стоило только Руденко назвать имя Геринга, как у рейхсмаршала сдали нервы, он быстренько опять одел наушники и через минуту-две уже стал что-то записывать».

    По его же словам, когда Руденко закончил допрос Риббентропа, Геринг с жалостью посмотрел на бывшего министра иностранных дел и лаконично подвел итог: «С Риббентропом покончено. Он теперь морально сломлен».

    Молодого советского прокурора, а тогда ему было 38 лет, узнал и услышал весь мир. Его выступления вошли в учебники для юридических вузов как образцы доказательности, логики и ораторского искусства.

    Надо также отметить, что огромную роль в сборе доказательств и представлении их Трибуналу сыграла советская прокуратура. Семь миллионов советских граждан предъявили свои личные счета к нацистским бандитам. В составе советской делегации была сформирована следственная часть, которая работала с архивными материалами и допрашивала главных немецких военных преступников.

    Из-за беспрецедентной тяжести преступлений, совершенных подсудимыми, возникали сомнения – соблюдать ли по отношению к ним демократические нормы судопроизводства. Например, представители обвинения от Англии и США предлагали не давать подсудимым последнего слова. Однако французская и советская стороны настояли на обратном.

    Процесс проходил напряженно не только в силу необычности самого трибунала и выдвинутых против подсудимых обвинений.

    Сказывалось также послевоенное обострение отношений между СССР и Западом и подсудимые, чувствуя сложившуюся политическую ситуацию, умело тянули время и рассчитывали уйти от заслуженного наказания. В такой непростой ситуации ключевую роль сыграли жесткие и профессиональные действия советского обвинения. Окончательно переломил ход процесса фильм о концлагерях, снятый фронтовыми кинооператорами. Жуткие картины Майданека, Заксенхаузена, Освенцима полностью сняли сомнения трибунала.

Из обвинительной речи главного обвинителя от СССР Руденко Р.А.:

    «Господа судьи! Перед Вами прошли все подсудимые – люди, лишенные чести и совести, ввергшие мир в бездну несчастий и страданий, причинившие огромные бедствия своему народу.

    Выступая на этом Суде от имени народов Союза Советских Социалистических Республик, я считаю полностью доказанными все обвинения, предъявленные подсудимым. И во имя подлинной любви к человечеству, которой исполнены народы, принесшие величайшие жертвы для спасения мира, свободы и культуры, во имя памяти миллионов невинных людей, загубленных бандой преступников, представших перед судом передового человечества, во имя счастья и мирного труда будущих поколений – я призываю Суд вынести всем без исключения подсудимым высшую меру наказания – смертную казнь. Такой приговор будет встречен с удовлетворением всем передовым человечеством».

    В конце он сказал: «Обвинение выполнило свой долг перед Высоким судом, перед светлой памятью невинных жертв, перед совестью народов, перед своей собственной совестью. Да свершится же над фашистскими палачами Суд народов – Суд справедливый и суровый!»

О смертной казни для всех преступников в своей речи ходатайствовали и главный обвинитель от Франции - «Ведь даже тот, кто. как мы считаем, виновен менее остальных, заслуживает смерти», Англии - «Какое имеет значение тот факт, что некоторые заслужили стократную смерть, тогда как другие заслужили миллион смертей» и США – «Признать этих людей невиновными значит с тем же основанием сказать, что не было войны, не было убийств, не совершалось преступлений.

Тема оформления